Arms
 
развернуть
 
119002, г. Москва, Арбат, д. 37
Тел.: (499) 241-07-21
reception@movs.ru
показать на карте
119002, г. Москва, Арбат, д. 37Тел.: (499) 241-07-21reception@movs.ru

ДОКУМЕНТЫ СУДА
Обзор за 1-е полугодие 2009 года

О Б З О Р

кассационно-надзорной практики

Московского окружного военного суда

по уголовным делам

за первое полугодие 2009 года

 

В первом полугодии 2009 года судьями гарнизонных военных судов  рассмотрено 920 уголовных дел (во втором полугодии 2008 года  было рассмотрено 917 дел), 5565 гражданских дел (было 4025 дел), 2048 дел об административных правонарушениях (было 2395 дел), 618 материалов по ходатайствам о применении меры пресечения в виде заключения под стражу и о продлении срока содержания под стражей, по жалобам в порядке ст. 125 УПК РФ и в порядке ст. 23-25 Конституции РФ (было 812 материалов), 236 материалов об условно-досрочном освобождении от отбывания наказания из дисциплинарной воинской части ( было 314 материалов).

Общая судебная нагрузка в анализируемом периоде по рассмотрению уголовных дел, материалов досудебного производства, гражданских дел и дел об административных правонарушениях несколько возросла и составила 14, 5 дела (материала) в месяц на судью ( во втором полугодии 2008 года  13,4 дела (материала), в первом полугодии 2008 года – 12,9 дела (материала)).

Наибольшая судебная нагрузка во втором полугодии 2008 года была в Смоленском гарнизонном военном суде – 28,6 дела (материала), в Нижегородском  - 22,2, в Брянском – 21, 6, в Тамбовском – 20, 9 и в Воронежском гарнизонных военных судах – 20, 3 дела (материала). С незначительной судебной нагрузкой работали 235-й, Ярославский и Люберецкий  гарнизонные военные суды, где она составила, соответственно 6,6,  11, 6 и 11,8  дела (материала) в месяц на судью.

В связи с увеличением количества судебных составов судебная нагрузка по уголовным делам в первом полугодии 2009 года  по сравнению со вторым полугодием снизилась  и составила 1,2 уголовных дела на судью в месяц,  в предшествовавшем полугодии она составляла 1,5  в первом полугодии 2008 года -  1,4 дела  (расчет нагрузки производится исходя из рабочего времени – 5,25 месяца).

Вместе с материалами, рассмотренными в порядке ст.ст. 108-109, 125 УПК РФ и ст.ст. 23-25 Конституции РФ, судебная нагрузка составила 1,7 уголовных дела (материала) на судью в месяц  (во втором полугодии 2008 года – 2,8 уголовных дела (материала)).

Более высокой судебная нагрузка по рассмотрению уголовных дел была во Владимирском  – 4,1 дела, Нижегородском  – 4 дела, Наро-Фоминском и Курском гарнизонных военных судах– 3, 1 дела на судью в месяц.

402 (51%) уголовных дела  рассмотрено в особом порядке, 121 - с проведением предварительного слушания.

Из общего числа уголовных дел, по которым подсудимые содержались под стражей, 73% разрешены в срок до 1 месяца,  27 % - в срок свыше месяца. Из всех дел, по которым подсудимые не содержались под стражей,     до 1 месяца разрешено 84 %, до 2-х месяцев  – 10 %  и свыше 2-х месяцев –  6 % дел.

30 % от общего количества дел, разрешенных с постановлением приговоров, рассмотрены в воинских частях в присутствии личного состава (во втором полугодии 2008 года этот показатель составлял 28%). 

Более высокими эти показатели были в Воронежском и  Ивановском  гарнизонных военных судах, где в присутствии личного состава рассмотрено, соответственно, 74% и 71%  таких дел.  Недостаточно внимания уделялось этому вопросу в Курском, Брянском и Калужском  гарнизонных военных судах, где в расположении воинских частей рассмотрено, соответственно,   2%, 5% и 5% уголовных дел, а Одинцовским и Смоленским гарнизонными военными судами в присутствии личного состава не рассмотрено ни одного дела.

 

Большинство уголовных дел рассмотрено  в строгом соответствии с нормами материального и процессуального законодательства. Судьи, как правило, всесторонне, полно и объективно исследовали обстоятельства содеянного подсудимыми, внимательно и критически подходили к оценке собранных органами предварительного расследования доказательств, при необходимости вносили в обвинение соответствующие изменения.

Коррективы в обвинение внесены в отношении 90 подсудимых, в том числе 13 человек  оправданы полностью, 1 – частично, преступные действия 40 человек  переквалифицированы на более мягкие составы преступления, из обвинения 36 человек исключены излишне вмененные статьи, эпизоды обвинения, квалифицирующие признаки либо отягчающие обстоятельства. На недостатки предварительного следствия судами вынесено 4 частных определения, что составляет 1,% от общего количества рассмотренных  дел (235, Ивановский, Курский и Рязанский гарнизонные военные суды).

 

По сравнению с предыдущим полугодием количество ошибок, допущенных  при рассмотрении уголовных дел, уменьшилось.  В анализируемом периоде в кассационном порядке отменено 14 приговоров (постановлений) в отношении 18 человек и изменено 22 приговора (постановления) на 23 человека (во втором полугодии 2008 года   отменено 38 приговоров (постановлений) на 39 человек и изменено 25 приговоров (постановлений) на 33 человек). В порядке надзора  отменено 1  и  изменено 4 судебных решения.

 

Не было выявлено ошибок, допущенных при рассмотрении  дел  судьями Владимирского, Воронежского,  Калужского и Тверского гарнизонных военных судов.

По одной судебной ошибке допустили судьи  Ивановского, Люберецкого, Одинцовского, Смоленского, Тульского и Ярославского  гарнизонных военных судов. В целом по судам качество судебной работы выглядит следующим образом.

 

Гарнизонные военные суды

Всего приг. опр. пост. /чел.

Фамилии и инициалы председательствующих

Отменено

приг., опр., пост.

Изменено

приг., опр., пост.

 

 

 

в

кассац. порядке

в надзор. порядке

в

кассац. порядке

в надзор. порядке

Московский

7/7

Ильин А.В.

 

 

1/1п

 

Гринев А.Ю.

 

 

2/2

 

Морозов А.А.

 

 

1/1

 

Москвитин О.А.

1/1п

 

 

 

Краев А.В.

2/2

 

 

 

Брянский

7/7

Милушечкин А.В.

2/2п

 

 

 

Шпаков С.П.

1/1п

 

1/1

 

Коломоец С.В.

1/1п

 

2/2

 

Владимирский

 

 

 

 

 

 

Воронежский

 

 

 

 

 

 

Ивановский

1/1

Пызиков Д.Г.

1/1п

 

 

 

Шарапов Г.А.

 

 

 

 

Калужский

 

 

 

 

 

 

Курский

2/3

Прокофьев С.С.

1/1

 

1/2

 

Люберецкий

1/1

Чепелев Ю.Н.

1/1

 

 

 

Наро-Фоминский

3/6

Иванов А.А.

1/1п

 

 

 

Другаченко И.В.

1/1п

 

 

 

Переходюк А.Э.

1/4

 

 

 

Нижегородский

7/7

Батурин  В.А.

1/1п

1/1п

2/2

 

Апанович М.В.

 

 

1/1

 

Сысалов С.О.

1/1п

 

1/1

 

Одинцовский

1/1

Подзоров С.А.

1/1

 

 

 

Реутовский

12/12

Краснов В.В.

1/1

 

3/3

 

Борисов Э.Б.

2/2п

 

1/1+1/1ч/п

 

БровкоС.В.

 

 

 

1/1

Коротунов А.В.

 

 

1/1п

 

Черняк В.Г.

2/2

 

 

 

Рязанский

10/11

Воробьев А.А.

 

 

1/1

 

Охременко Д.В.

3/3+1/1п+1/1заключ.

 

1/1+1/1п

 

Буторин Е.И.

1/2+1/1п

 

 

 

Смоленский

1/1

Ибрагимов Р.Н.

1/1

 

 

 

Солнечногорский

2/2

Серазитдинов Э.Т.

1/1п

 

 

 

Клец В.В.

1/1п

 

 

 

Тамбовский

4/4

Власенко Н.А.

 

 

1/1

 

Беляев Р.В.

1/1

 

 

1/1

Матвеев А.М.

 

 

1/1

 

Тверской

 

 

 

 

 

 

Тульский

1/1

Устич В.В.

 

 

1/1

 

Ярославский

1/1

Фофанов В.В.

 

 

 

1/1

235

5/5

Каширин Е.Ю.

1/1+1/1п

 

 

 

Сердюков С.В.

1/1п

 

2/2

 

 

 

Как и прежде, причины судебных ошибок, как правило, обусловлены ненадлежащей досудебной подготовкой дел, слабым знанием общей теории квалификации преступлений и судебной практики по рассмотрению различных категорий дел (материалов), руководящих разъяснений Пленума Верховного Суда Российской Федерации и рекомендаций, даваемых Военной коллегией Верховного Суда Российской Федерации и окружным военным судом в обзорах судебной практики, а порой невнимательностью и поспешностью при рассмотрении уголовных дел (материалов), о чем свидетельствуют приведенные ниже примеры.

 

Ошибки, связанные с несоответствием выводов     суда, изложенных в судебном решении, фактическим обстоятельствам дела.

 

Неправильное определение правового статуса военнослужащего повлекло вынесение необоснованного приговора.

     По приговору Смоленского гарнизонного военного суда Л. оправдан по обвинению в совершении неявки в срок без уважительных причин на службу продолжительностью свыше одного месяца в связи с отсутствием в деянии состава преступления.

Согласно обвинительному заключению  12 марта 2008 года Л., являясь военнослужащим по контракту, с целью временно уклониться от военной службы не явился без уважительных причин на службу в войсковую часть 64484, дислоцированную в  Республике Дагестан, а убыл к месту жительства до призыва, где проводил время по своему усмотрению.

30 мая 2008 года Л. добровольно явился в военкомат и сообщил о случившемся.

В обоснование оправдания Л. было принято то, что он незаконно призван на военную службу, поскольку имел на момент призыва на военную службу право на отсрочку в соответствии с п.«е» ч.1 ст. 24 Федерального Закона «О воинской обязанности и военной службе».

Между с тем, как усматривается из материалов дела, Л. с 21 июня 2006 года  проходил военную службу по призыву, а с 26 января 2007 года – службу по контракту и с этого времени наряду с исполнением обязанностей военнослужащего по контракту обладал всеми правами и льготами, предусмотренными для данной категории военнослужащих, то есть находился в ином, отличном от военнослужащего, проходящего военную службу по призыву, положении.

Этому обстоятельству судом первой инстанции какой-либо оценки дано не было.

В связи с изложенным приговор в кассационном порядке был отменен и дело направлено на новое судебное разбирательство. При новом рассмотрении дела Л. был осужден по предьявленному ему обвинению.

 

                                                    *  *  *

Уголовное дело может быть возвращено по результатам  предварительного слушания прокурору лишь при наличии таких нарушений уголовно-процессуального закона, которые исключают возможность постановления судом приговора.

 

 

По постановлению  Нижегородского гарнизонного военного суда уголовное дело в отношении Г., обвиняемого в совершении двух преступлений, предусмотренных ч. 3 ст. 159 УК РФ и преступления, предусмотренного ч. 3 ст. 30, ч. 2 ст. 159 УК РФ,  было возвращено военному прокурору Нижегородского гарнизона для устранения выявленных нарушений.

В обоснование принятого решения судья указал, что по всем трем  вмененным Г. преступлениям в обвинительном заключении не содержится полноценного, детализированного обвинения, что исключает возможность постановления законного и обоснованного приговора или иного решения, а также нарушает право обвиняемого Г. на защиту.

Отменяя постановление, судебная коллегия  отметила,  что, принимая решение о возвращении дела прокурору, судья указал об отсутствии в обвинительном заключении  описания того, какими действиями и при каких обстоятельствах Г. обманул или ввел в заблуждение потерпевших и в чем выразилось использование им своего служебного положения.

 Между тем такой вывод  не соответствовал как содержанию обвинительного заключения, так и всем материалам уголовного дела.

Вопреки указанию в постановлении, в обвинительном заключении в соответствии с требованиями п. 3 ч. 1 ст. 220 УПК РФ  было указано существо обвинения, предьявленного Г., место и время совершения им преступлений, его способы, мотивы, цели и другие обстоятельства, имеющие значение для данного уголовного дела.    

В частности, в обвинительном заключении обвинение было отражено, что Г.,  реализуя ранее возникший умысел на хищение денежных средств граждан А. и М., используя свой авторитет и значимость занимаемой им должности, ввел их в заблуждение относительно якобы имевшихся у него полномочий по освобождению граждан от призыва на военную службу и завладел принадлежащими им денежными средствами. При этом в обвинительном заключении приведены точные суммы передаваемых Г. денежных средств, место, время и способ их передачи.

Таким образом, оснований полагать, что обвинительное заключение в отношении Г. составлено с нарушениями требований УПК РФ, исключающих возможность постановления судом приговора или иного решения, не имелось.

Указанное постановление судебной коллегией было отменено, а дело возвращено для судебного разбирательства.

                                         

*  *  *

                                                         

 Уголовную ответственность за уклонение от прохождения военной службы не могут нести  военнослужащие, у которых установленный законом срок военной службы по контракту истек, однако они безосновательно не были уволены.                                                                

        В обзоре кассационно-надзорной практики за второе полугодие 2008 года был приведен пример необоснованного осуждения 235-м гарнизонным военным судом за дезертирство старшего лейтенанта В. При этом суд кассационной инстанции указал, что судом первой инстанции не была дана оценка тому, что срок контракта о прохождении военной службы, заключенного В., истек, он подал рапорт об увольнении с военной службы, после чего стал периодически появляться на службе, принимая участие в общих построениях.

При повторном рассмотрении уголовного дела В. был осужден гарнизонным военным судом по ст. 337, ч. 4, УК РФ.

 Отменяя приговор и прекращая уголовное дело за отсутствием в действиях В. состава преступления, судебная коллегия в определении указала, что в соответствии с п.п. 2, 3 ст. 32 Федерального закона «О воинской обязанности и военной службе» в контракте о прохождении военной службы закрепляется добровольность поступления гражданина на военную службу, срок, в течение которого гражданин обязуется проходить военную службу, и условия контракта. При этом условия контракта включают в себя обязанность гражданина проходить военную службу в Вооруженных Силах РФ лишь в течение установленного контрактом срока.

В соответствии со ст. 38 того же Федерального закона срок военной службы устанавливается для военнослужащих, проходящих военную службу по контракту, - в соответствии с контрактом о прохождении военной службы.

По делу было установлено, что первый контракт о прохождении военной службы В. заключил во время обучения в  военном авиационном институте на срок до 23 июня 2007 года. После окончания срока контракта он отказался заключать новый контракт и изъявил желание уволиться с военной службы, обратившись к командованию с соответствующими рапортами, которые не были рассмотрены в установленном порядке. В это время В. продолжал периодически выходить на службу, однако командованием части он не привлекался к исполнению обязанностей по военной службе.

При таких данных пребывание В. на военной службе после истечения ее срока при наличии его волеизъявления уволиться в запас является незаконным, в силу чего оно не должно охраняться мерами уголовно-правового характера.  

 

 

НЕПРАВИЛЬНОЕ ПРИМЕНЕНИЕ

УГОЛОВНОГО ЗАКОНА

 

                  

Угроза заведомо негодным или незаряженным оружием либо его имитацией при разбое не может рассматриваться в качестве квалифицирующего признака ч. 2 ст. 162 УК РФ.

 

По приговору 235 гарнизонного военного суда капитан К., наряду с другими преступлениями, признан виновным в том, что  20 марта 2008 года на 34-м километре Каширского шоссе, остановив автомобиль, потребовал от гражданина Т. передать ему имеющиеся при себе деньги, после чего достал предмет, похожий на пистолет, который приставил к голове Т., после чего потерпевший передал ему 9500 рублей.

Органами предварительного следствия эти действия К. были квалифицированы по ч. 2 ст. 162 УК РФ как разбой, совершенный с применением оружия. В ходе судебного заседания объективных данных, свидетельствующих о том, что К. угрожал применением огнестрельного оружия, установлено не было, в связи с чем суд пришел к выводу о том, что подсудимый применил не оружие, а предмет, который использовал в качестве оружия, оставив квалификацию содеянного без изменения.

Между тем то обстоятельство, что указанный предмет был внешне похож на пистолет и потерпевший принимал его за боевое оружие, реально опасаясь за свою жизнь, свидетельствует о наличии в действиях осужденного состава неквалифицированного разбоя. Отсутствие в материалах дела каких-либо сведений о принадлежности этого предмета к оружию или об использовании его в качестве такового, свидетельствует об отсутствии  в действиях К.  квалифицирующего признака разбоя - «применение предмета, используемого в качестве оружия».

Кроме того, согласно обвинительному заключению, К. обвинялся в хищении 8000 рублей, однако  суд признал его виновным в хищении 9500 рублей,  чем в нарушение ч. 2 ст. 252 УПК РФ ухудшил его положение.

     Судебная коллегия при рассмотрении дела в кассационном порядке  переквалифицировала действия К.  с ч. 2 на ч. 1 ст. 162 УК РФ, исключила из приговора указание о хищении Кудрявцевым 1500 рублей и уменьшила на эту сумму размер присужденных ко взысканию с осужденного в пользу потерпевшего денежных средств.

 

                                                    *  *  * 

 

     Наказание в виде содержания в дисциплинарной воинской части может быть назначено, если военнослужащий не отслужил установленный срок службы по призыву.

 

 

     По приговору Нижегородского гарнизонного военного суда рядовой Н.  был осужден по ч. 4 ст. 337 УК РФ с применением ст. 55 того же кодекса к содержанию в дисциплинарной воинской части сроком на 1 год 6 месяцев.

     Определяя осужденному такое наказание, суд оставил без внимания, что в соответствии с ч. 1 ст. 55 УК РФ, содержание в дисциплинарной воинской части назначается военнослужащим, проходящим военную службу по контракту на должностях рядового и сержантского состава, если они на момент вынесения судом приговора не отслужили установленного законом срока службы по призыву.

     Согласно же материалов дела  Н. был призван на военную службу в мае 2006 года, в октябре 2007 года заключил контракт о прохождении службы сроком на три года. От военной службы он уклонялся в период сентября-октября 2008 года, а приговор по делу постановлен 10 декабря того же года, то есть по истечении установленного законом срока службы.

     В связи с неправильным применением уголовного закона приговор в кассационном порядке был изменен – Н. определено более мягкое наказание.

 

 

ОШИБКИ, СВЯЗАННЫЕ С НЕПРАВИЛЬНЫМ

ПРИМЕНЕНИЕМ ИЛИ НАРУШЕНИЕМ УГОЛОВНО-

ПРОЦЕССУАЛЬНОГО ЗАКОНА

 

 

Нарушение права обвиняемого на защиту повлекло отмену решения суда.

 

     Приговор Наро-Фоминского гарнизонного военного суда  в отношении К.  был отменен в кассационном порядке, и дело направлено на новое судебное разбирательство.

     После возвращения дела судья для разрешения ходатайств об исключении ряда доказательств и прекращении уголовного дела, заявленных ранее защитником К. адвокатом Бровко В. В.,  назначил предварительное слушание.

     К тому времени защитник интересов подсудимого Бровко завершил адвокатскую деятельность, однако в ходе предварительного слушания К.  заявил ходатайство о его допуске  в качестве защитника, наряду с профессиональным защитником - адвокатом Запальским, предоставленным судом, в чем ему было отказано.

     После этого К.  от услуг адвоката Запальского отказался, сославшись на то, что он без ознакомления с материалами дела пытался его уговорить согласиться с предъявленным обвинением.

     На предложение председательствующего  обратиться в юридическую консультацию и заключить соглашение с другим адвокатом К. заявил, что не может этого сделать в связи с тяжелым материальным положением.

После этого судья адвоката Запальского от дальнейшего участия в деле освободил и продолжил предварительное слушание  без  защитника.

Между тем, при таких обстоятельствах  отказ К. от услуг защитника суду следовало признать вынужденным и пригласить другого адвоката.

     Судебная коллегия  постановление судьи о назначении судебного заседания по итогам предварительного слушания в отношении К. отменила в связи с нарушением его права на защиту.

 

                                                    *  *  *

 

По приговору Рязанского гарнизонного военного суда подполковник А. осужден  по двум эпизодам ч. 3 ст. 159 УК РФ к лишению свободы сроком на 2  года со штрафом в размере 7 000 рублей за каждый и лишением права заниматься преподавательской деятельностью сроком на 2  года.

На основании ч. ч. 3 и 4 ст. 69 УК РФ окончательное наказание А. назначено путем частичного сложения наказаний – лишение свободы сроком на 3  года со штрафом в размере 10 000  рублей и лишением права заниматься преподавательской деятельностью сроком на 2 года 6  месяцев.

В соответствии со ст. 73 УК РФ назначенное А. основное наказание в виде лишения свободы определено считать условным с испытательным сроком 2  года.

Отменяя приговор в кассационном порядке, судебная коллегия в определении указала что, по смыслу  уголовно-процессуального закона на стадии подготовки к судебному заседанию осуществляется судебный контроль, в частности, за правильностью предъявленного обвинения.

На этой стадии уголовного процесса определяются рамки, пределы обвинения, за которые суд не может выйти при разбирательстве дела, поскольку в силу ч. 1 ст. 252 УПК РФ судебное разбирательство проводится только в отношении обвиняемого и лишь по предъявленному ему обвинению.

Как усматривается из материалов дела, по ходатайству защитника  о возвращении уголовного дела прокурору судом было проведено предварительное слушание и в удовлетворении этого ходатайства отказано.

Вместе с тем процессуальное решение в форме постановления о назначении судебного заседания по итогам предварительного слушания судьей принято не было, в результате чего пределы обвинения А.  определены не были.

В последующем, мотивируя назначение осужденному наказания, суд в мотивировочной части приговора указал о возможности не назначать А. наказание в виде лишения свободы.

Несмотря на это, за каждое преступление, предусмотренное ч. 3 ст. 159 УК РФ, А.  было назначено  наказание  в виде лишения свободы. Кроме того,  назначив А. за каждое преступление дополнительное  наказание – штраф, суд свой вывод об этом в приговоре не мотивировал.

Таким образом, судом были допущены нарушения требований ст. ст. 227, 236 УПК РФ, ст. 60 УК, п. п. 2, 9 постановления Пленума Верховного Суда РФ от 11 января 2007 года № 2 «О практике назначения судами Российской Федерации уголовного наказания», что повлекло  отмену  приговора с направлением дела на новое судебное рассмотрение.

 

                                     *  *  *

 

При неявке в судебное заседание потерпевшего или свидетеля оглашение их показаний, ранее данных ими, допускается только с согласия сторон.

 

 

     Согласно ст. 281 УПК РФ оглашение показаний потерпевшего и свидетеля, ранее данных при производстве предварительного расследования или судебного разбирательства, допускается с согласия сторон в случае неявки потерпевшего или свидетеля, за исключением случаев: 1) смерти потерпевшего или свидетеля; 2) тяжелой болезни, препятствующей явке в суд; 3) отказа потерпевшего или свидетеля, являющегося иностранным гражданином, явиться по вызову суда; 4) стихийного бедствия или иных чрезвычайных обстоятельств, препятствующих явке в суд. В этих случаях суд может принять решение об оглашении показаний по ходатайству одной из сторон, или по собственной инициативе.

     Рязанским гарнизонным военным судом К. и К.  были признаны виновными в нарушении уставных правил взаимоотношений между военнослужащими при отсутствии между ними отношений подчиненности, связанным с унижением чести и достоинства, издевательством над потерпевшими и сопряженном с насилием, а также в вымогательстве группой лиц по предварительном сговору.

При рассмотрении дела в кассационном порядке было установлено, что в ходе судебного заседания защитниками подсудимых дважды заявлялось ходатайство об обязательном участии в деле потерпевшего С., которое в обоих случаях оставлялось судьей без удовлетворения. В последующем, при выяснении мнения участников судебного разбирательства о порядке исследования доказательств по делу, сторона защиты возражала против оглашения показаний не прибывших потерпевших и свидетелей. Однако суд без согласия стороны защиты допустил оглашение прокурором показаний потерпевших С. и Б., а также показаний  свидетелей Д., Е., Б., хотя уважительных причин неявки в суд у этих лиц не имелось. В частности, потерпевший Б. в своем заявлении указал о болезни, однако не представил медицинских документов в подтверждение данного факта. Вместе с тем, по смыслу закона, не любое заболевание, а лишь тяжелая болезнь, препятствующая явке в суд, может быть признана основанием для оглашения показаний судом независимо от мнения сторон. В последующем показания названных потерпевших и свидетелей были приняты судом в основу приговора.

     В связи с допущенным нарушением уголовно-процессуального закона приговор  отменен и дело направлено на новое судебное разбирательство.

 

                                                    *  *  * 

 

     В соответствии с ч. 3 ст. 240 УПК РФ приговор может быть основан лишь на тех доказательствах, которые были исследованы в судебном заседании.

 

      

По приговору Курского гарнизонного военного суда, постановленному при согласии обвиняемого с предьявленным обвинением без проведения судебного разбирательства, Ф. осужден по совокупности преступлений, предусмотренных  ст. ст. 337, ч. 4, и 337, ч. 3, УК РФ, к двум годам лишения свободы.

     По смыслу норм главы 40 УПК РФ изъятия, установленные при особом порядке принятия судебного решения, позволяют суду не проводить в общем порядке исследование собранных по делу доказательств. В остальной части судебное заседание должно проводиться с соблюдением требований соответствующих статей глав 35, 36, 38 и 39 того же Кодекса. Назначение подсудимому наказания должно быть в приговоре мотивировано.

     Суд, мотивируя вид и размер подлежащего назначению Ф. наказания, сослался в приговоре на ряд документов и доказательств, характеризующих личность подсудимого.

Так, указывая в приговоре об отсутствии у него судимости, о наличии положительной характеристики с места жительства и явки с повинной, суд, обосновывая необходимость применения к нему реального лишения свободы, сослался на отрицательные данные из его служебной характеристики  и  служебной карточки.

Однако, согласно протоколу, ни один из перечисленных документов не был непосредственно исследован в судебном заседании, что не позволило подсудимому дать по ним пояснения, в том числе и об обстоятельствах, которые послужили основанием для назначения ему реального лишения свободы.

Поскольку характеризующие личность Ф. доказательства не  проверены гарнизонным военным судом, суд кассационной инстанции лишен был возможности дать оценку как им, так и доводам осужденного в обоснование своего несогласия с приговором.

     В связи с изложенным приговор был отменен и дело направлено для нового судебного разбирательства.

 

                                                    *  *  *             

Ходатайство о применении особого порядка судебного разбирательства может быть удовлетворено лишь в том случае, если оно заявлено до назначения судебного заседания.

     Люберецким гарнизонным военным судом лейтенант К. признан виновным в том, что 7 августа 2008 года он, желая временно уклониться от прохождения военной службы, совершил неявку в срок без уважительных причин из отпуска в войсковую часть …...

     25 декабря 2008 года К. добровольно явился в военный следственный отдел по Люберецкому гарнизону и заявил о себе.

     В соответствии с требованиями ч. 2 ст. 315 УПК РФ обвиняемый вправе заявить ходатайство о постановлении приговора без проведения судебного разбирательства при ознакомлении с материалами уголовного дела и на предварительном слушании, когда оно является обязательным в соответствии со ст. 229 УПК РФ.

     Между тем из материалов уголовного дела усматривается, что при выполнении требований ст. 217 УПК РФ защитником обвиняемого было заявлено ходатайство, поддержанное обвиняемым, о прекращении уголовного дела и освобождении К. от уголовного преследования, поскольку преступление им было совершено при стечении тяжелых семейных обстоятельств. Также К. ходатайствовал о проведении предварительного слушания. На своем ходатайстве он настаивал и при вручении ему копии обвинительного заключения.

     Судья же назначил судебное заседание без проведения предварительного слушания, постановив о рассмотрении дела в особом порядке, хотя К. об этом не ходатайствовал.

     Кроме того, данное дело не могло быть рассмотрено без проведения судебного разбирательства, поскольку      К., признавая  неявку в срок на службу из отпуска, последовательно утверждал, что она была обусловлена стечением тяжелых семейных обстоятельств. Эти обстоятельства могли повлечь освобождение К. от уголовной ответственности в соответствии с примечанием к ст. 337 УК РФ, а поэтому подлежали проверке в ходе судебного разбирательства.

     В связи с нарушением норм уголовно-процессуального закона приговор в отношении К.  отменен с направлением дела на новое рассмотрение.

 

ОШИБКИ, СВЯЗАННЫЕ С НАЗНАЧЕНИЕМ

НАКАЗАНИЯ

 

Практика назначения наказаний виновным лицам в первом полугодии 2009 года по сравнению с предыдущим полугодием практически не изменилась, в целом являлась правильной и характеризуется следующими показателями: к лишению свободы осуждено 194 человека или 22% от общего числа осужденных в полугодии, к направлению в дисциплинарную воинскую часть – 108 человек (13%), к условной мере наказания – 382 человека (45%), к штрафу – 149 человек  (17%), к иным мерам наказания -15 человек (2%).

Статья 60 УК РФ  обязывает суд при назначении наказания учитывать характер и степень общественной опасности совершенного преступления, личность виновного, смягчающие и отягчающие наказание обстоятельства, а также влияние наказания на исправление осужденного и на условия жизни его семьи.

Невыполнение этих требований закона повлекло изменение приговора Реутовского гарнизонного военного суда по уголовному делу в отношении Г.  

Сержант Г.  был осужден по п. «а» ч. 3 ст. 286 УК РФ, с применением ст. 64 УК РФ к одному году лишения свободы  без лишения права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью.

Он был признан виновным в том, что 21 октября 2008 года, находясь в спальном помещении роты, будучи недовольным тем, что по его требованию  рядовой Г. не подошел к нему накануне, явно превышая свои должностные полномочия, приказал Г. принять положение «лёжа», после чего зажал его голову коленями и нанес несколько ударов руками в область шеи и в голову, не причинив потерпевшему вреда здоровью.

По делу установлено, что Г. привлекается к уголовной ответственности впервые, в содеянном чистосердечно раскаялся и активно способствовал раскрытию преступления, отслужил установленный законом срок военной службы и за это время характеризовался только с положительной стороны. Никакого вреда здоровью потерпевшего причинено не было, и он в судебном заседании просил о снисхождении к Г.

При таких обстоятельствах и данных о личности виновного судебная коллегия пришла к выводу, что назначение Г. за содеянное реального наказания в виде лишения свободы  не отвечает его целям, в связи с чем приговор изменила, применив к виновному условное осуждение.

 

                                                    *  *  *

      Мулинским гарнизонным военным судом Щ.  осужден по ч. 2 ст. 318 УК РФ с применением ч. 3 ст. 68 УК РФ к пяти годам лишения свободы и по ч. 3 ст. 337 УК РФ к одному году содержания в дисциплинарной воинской части, а по совокупности преступлений – к пяти годам и двум месяцам лишения свободы.

В соответствии со ст. 70 УК РФ к данному наказанию частично присоединена неотбытая часть наказания по приговору Владимирского гарнизонного военного суда от 28 апреля 2005 года и окончательное наказание Щ. определено в виде пяти лет шести месяцев лишения свободы.

Согласно приговору 29 сентября 2006 года Щ. с целью временно уклониться от военной службы самовольно оставил часть и уехал в г. Гороховец Владимирской области, где примерно в 21 час 30 минут 18 октября 2006 года при задержании  работником милиции Б. нанёс ему не менее пяти ударов кулаком по голове, причинив лёгкий вред здоровью в виде сотрясения головного мозга.

Решая вопрос о наказании, суд, указав в мотивировочной части приговора о наличии у Щ. рецидива преступлений, в то же время признал смягчающими обстоятельствами чистосердечное раскаяние его в содеянном, примерное поведение до призыва на военную службу и то,  что он воспитывался без родителей в многодетной семье,  в связи с чем нашёл возможным назначить ему  наказание менее одной третьей части максимального срока наказания, предусмотренного ч. 2 ст. 318 УК РФ. Однако, вопреки этому, назначил ему за данное преступление с применением ч. 3 ст. 68 УК РФ пять лет лишения свободы, что составляет половину максимального срока, предусмотренного санкцией этой статьи закона.

Таким образом, указав  на необходимость назначения Щ. по ч. 2 ст. 318 УК РФ наказания в виде лишения свободы на срок менее трёх лет и четырёх месяцев, а в резолютивной части - о назначении наказания с применением ч. 3 ст. 68 УК РФ, суд фактически признал приведенные выше смягчающие обстоятельства исключительными, позволяющими назначить виновному наказание ниже низшего предела, предусмотренного санкцией указанной статьи закона, хотя назначил  наказание без применения положений ст. 64 УК РФ.

При таких обстоятельствах президиум окружного военного суда нашел необходимым назначенное Щ. по ч. 2 ст. 318 УК РФ наказание привести в соответствие с мотивировочной частью приговора:

- с применением ст. 64 УК РФ снизил назначенное Щ.  по ч. 2 ст. 318 УК РФ наказание до двух лет и двух месяцев лишения свободы;

- по совокупности преступлений определил Щ.  наказание путём частичного сложения назначенных наказаний в виде двух лет и четырёх месяцев лишения свободы.

В соответствии со ст. 70 УК РФ присоединил к наказанию, назначенному Щ. Н.Н. по данному приговору, часть неотбытого им наказания по приговору Владимирского гарнизонного военного суда от 28 апреля 2005 года и окончательное наказание по совокупности приговоров определил ему в виде двух лет восьми месяцев лишения свободы.   

 

                                        *  *  *

При назначении дополнительного наказания в виде лишения права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью в  приговоре должны быть указаны конкретный вид таких должностей на государственной службе, в органах местного самоуправления либо конкретный вид профессиональной деятельности, на которые распространяется запрет.

 

     В практике гарнизонных военных судов продолжают повторяться ошибки, связанные с назначением дополнительного наказания в виде лишения права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью.

     По приговору Реутовского гарнизонного военного суда прапорщик П.  был осужден по п. «а» ч. 3 ст. 286 УК РФ к лишению свободы сроком на три года с лишением права занимать определённые должности сроком на два года и по п.п. «а», «в» ч. 3 ст. 286 УК РФ к лишению свободы сроком на четыре года с лишением права занимать определённые должности сроком на два года, а по совокупности совершённых пре­ступлений в соответствии с ч. 3 ст. 69 УК РФ - к лишению свободы сроком на три года шесть месяцев с лишением права за­нимать определённые должности сроком на три года.

Рассмотрев дело в порядке надзора, президиум Московского окружного военного суда указал в постановлении, что суд в приговоре при назначении П. наказания как за каждое из инкриминируемых ему преступлений, так и по их совокупности не конкретизировал, какого именно вида должности, в сфере ли государственной службы или в органах местного самоуправления он лишён права занимать определённую должность.

Кроме того, суд допустил ошибку и при назначении П. наказания по совокупности совершённых  преступлений.

Так, исходя из требований ч. 3 ст. 69 УК РФ и мотивировки суда, при назначении П. наказания по совокупности преступлений окончательное наказание должно быть ему назначено путём частичного сложения назначенных наказаний. По смыслу указанной нормы оно должно быть, во всяком случае, больше максимального срока наказания, которое назначено П. за одно из конкретных преступлений.

Таким образом, назначив П. наказание в виде лишения свободы по п. «а» ч. 3 ст. 286 УК РФ сроком на три года и по п.п. «а», «в» ч. 3 ст. 286 УК РФ сроком на четыре года, суд мог назначить ему окончательное наказание в виде лишения свободы только на срок свыше четырёх лет, а не три года шесть месяцев, как это указано в приговоре.

При таких данных президиум, руководствуясь требованием закона о недопустимости поворота к худшему при пересмотре судебного решения в порядке надзора, для устранения указанного нарушения нашел необходимым снизить назначенное П. наказание как по п.п. «а», «в» ч. 3 ст. 286 УК РФ, так, в связи с этим, и по совокупности совершённых преступлений. Из приговора также исключено указание о применении к П. дополнительного наказания в виде лишения права занимать определённые должности.

опубликовано 07.07.2010 07:52 (МСК), изменено 14.11.2012 11:42 (МСК)