Arms
 
развернуть
 
119002, г. Москва, Арбат, д. 37
Тел.: (499) 241-07-21
reception@movs.ru
показать на карте
119002, г. Москва, Арбат, д. 37Тел.: (499) 241-07-21reception@movs.ru

ДОКУМЕНТЫ СУДА
Обзор за 1-е полугодие 2012 года

Обзор судебной практики

гарнизонных военных судов, подведомственных

Московскому окружному военному суду, по уголовным

делам за первое полугодие 2012 года


В первом полугодии 2012 года судьями гарнизонных военных судов рассмотрено 488 уголовных дел (в первом полугодии 2011 года было рассмотрено 622 дела), 796 (без учета направленных по подведомственности-138) дел об административных правонарушениях (932 дела), 987 материалов по ходатайствам о применении меры пресечения в виде заключения под стражу и о продлении срока содержания под стражей, по жалобам в порядке ст. 125 УПК РФ и в порядке ст. 23-25 Конституции РФ (было 658 материалов), 97 материалов об условно-досрочном освобождении от отбывания наказания в дисциплинарной воинской части (было также 97 материалов).

Судебная нагрузка по уголовным делам в первом полугодии 2012 года по сравнению с первым полугодием 2011 года несколько снизилась и составила 0,8 дел на судью в месяц (в первом полугодии 2011 года – 1 дело на судью).

Более высокой судебная нагрузка по рассмотрению уголовных дел была в Наро-Фоминском – 1,9 дела, Нижегородском – 1,6 дела, Владимирском – 1,5 и Курском гарнизонных военных судах – 1,1 дела на судью в месяц.

Вместе с материалами, рассмотренными в порядке ст. ст. 108-109, 125 УПК РФ и ст.ст. 23-25 Конституции РФ, судебная нагрузка составила 2,3 уголовных дела (материала) на судью в месяц (в первом полугодии 2011 года было 2,2 уголовных дела (материала).

56 (11,5%) уголовных дел рассмотрено в особом порядке, 45 (9,2%) – с проведением предварительного слушания.

Из общего числа уголовных дел, по которым подсудимые содержались под стражей, 71% разрешены в срок до 1 месяца, 29% – в срок свыше месяца. Из всех дел, по которым подсудимые не содержались под стражей, до 1 месяца разрешено 81%, до 2-х месяцев – 10% и свыше 2-х месяцев – 9% дел.

В первом полугодии 2012 года 43,8% от общего количества дел, разрешенных с постановлением приговоров, рассмотрены в воинских частях в присутствии личного состава, тогда как в первом полугодии 2011 года таких дел в присутствии личного состава было рассмотрено 41,8%. (Во втором полугодии 2011 года этот показатель составлял 30,2%).

Более высокими эти показатели были в Рязанском, Воронежском, Реутовском и Наро-Фоминском гарнизонных военных судах, где в присутствии личного состава рассмотрено, соответственно, 76%, 70%, 70% и 67% таких дел. Недостаточно внимания уделялось этому вопросу в Одинцовском, Московском и Ивановском гарнизонных военных судах, где в расположении воинских частей рассмотрено, соответственно, 10%, 21% и 30% уголовных дел.

Большинство уголовных дел рассмотрено в строгом соответствии с нормами материального и процессуального законодательства. Судьи, как правило, всесторонне, полно и объективно исследовали обстоятельства содеянного подсудимыми, внимательно и критически подходили к оценке собранных органами предварительного расследования доказательств, при необходимости вносили в обвинение соответствующие изменения.

Коррективы в обвинение внесены в отношении 65 подсудимых, в том числе 2 человека оправданы полностью, преступные действия 41 человека переквалифицированы на более мягкие составы преступлений, из обвинения 22 человек исключены излишне вмененные статьи, эпизоды обвинения, квалифицирующие признаки либо отягчающие обстоятельства.

На недостатки предварительного следствия судами вынесено 6 частных определений, что составляет 1% от общего числа рассмотренных дел (Владимирский, Калужский, Курский, Нижегородский, Тульский, 235-й гарнизонные военные суды).

На недочеты предварительного следствия судами вынесено 20 письменных замечаний, что составляет 4% от общего числа рассмотренных дел (Брянский, Владимирский, Ивановский, Наро-Фоминский, Нижегородский, Реутовский, Рязанский, Солнечногорский, Тамбовский, Тульский гарнизонные военные суды).

По сравнению с первым полугодием 2011 года количество ошибок, допущенных при рассмотрении уголовных дел, снизилось. В анализируемом периоде в кассационном порядке отменен 21 приговор (постановление) в отношении 33 человек и изменено 24 приговора (постановления) на 30 человек (в первом полугодии 2011 года отменено 23 приговора (постановления) в отношении 27 человек и изменено 29 приговоров (постановлений) на 38 человек). В порядке надзора отменен 1 приговор на 1 человека и изменено 5 судебных решений в отношении 6 человек (в первом полугодии 2011 года был отменен 1 приговор на 7 человек и изменено 7 судебных решений в отношении 8 человек).

Ни одному из гарнизонных военных судов не удалось в истекшем полугодии избежать судебных ошибок (за исключением 80-го гарнизонного военного суда, который за отчетный период рассмотрел одно уголовное дело, решение по которому не обжаловалось).

По одной судебной ошибке допустили судьи Брянского, Воронежского, Калужского, Курского, Наро-Фоминского, Тверского и 235-го гарнизонных военных судов.

В целом по судам качество судебной работы выглядит следующим образом.

Гарнизонные военные суды

Всего приг. опр. пост. /чел.

Ф.И.О. председательствующих

Отменено

приг., опр., пост.

Изменено

приг., опр., пост.

 

 

 

в

кассац. порядке

в надзор. порядке

в

кассац. порядке

в надзор. порядке

Московский

6/8

Дерепко А.С.

 

 

1/1

1/1

Белоусов О.А.

 

 

2/4

 

Бакин В.В.

 

 

1/1

 

Ильин А.В.

 

 

 

1/1

Брянский

1/1

Зайцева Н.Ю.

1/1

 

 

 

Владимирский

3/3

Максименко М.В.

 

 

1/1

 

Татаринов А.В.

1/1

 

 

 

Комочкин В.А.

 

 

1/1

 

Воронежский

1/1

Маринкин О.В.

 

 

 

1/1

Ивановский

2/5

Пызиков Д.Г.

 

 

1/2

 

Щербина Ю.И.

1/3

 

 

 

Калужский

1/1

Акимов О.А.

 

 

1/1

 

Курский

1/1

Пахомов М.В.

1/1

 

 

 

Наро-Фоминский

1/1

Подзоров С.А.

 

 

1/1

 

Нижегородский

5/7

Путушкин И.Н.

 

 

2/3

1/2

Ткаченко И.Е.

1/1

 

 

 

Шепель Н.А.

 

 

1/1

 

Одинцовский

3/7

Гришин С.В.

1/5

 

 

 

Кривошеев С.П.

 

 

1/1

 

Власенко А.Г.

1/1

 

 

 

Реутовский

4/6

Габдрахманов И.Г.

2/4

 

1/1

 

Краснов В.В.

1/1

 

 

 

Рязанский

3/3

Калинин Н.П.

1/1

 

1/1

 

Воробьев А.А.

1/1

 

 

 

Смоленский

3/4

Стукалов Д.В.

 

 

2/3

 

Кучкин А.Э.

 

 

1/1

 

Солнечногорский

3/3

Казанцев О.А.

1/1

 

1/1

 

Серазитдинов Э.Т.

1/1

 

 

 

Тамбовский

3/3

Матвеев А.М.

 

 

1/1

 

Митусов А.В.

1/1

 

 

 

Лосев В.А.

 

 

 

1/1

Тверской

1/1

Попов А.В.

1/1

 

 

 

Тульский

2/2

Харченко В.А.

1/1

 

 

 

Евланов П.А.

1/1

 

 

 

Ярославский

7/8

Онищенко Ю.А.

 

1/1

1/1

 

Некрасов С.В.

1/1

 

1/2

 

Дерепко С.С.

 

 

1/1

 

Фролов С.П.

1/1

 

1/1

 

235

1/5

Сердюков С.В.

1/5

 

 

 

80

 

 

 

 

 

 

Всего                                51/70

 


Как и прежде, причины ошибок судей, как правило, обусловлены ненадлежащей досудебной подготовкой дел, слабым знанием общей теории квалификации преступлений и судебной практики по рассмотрению различных категорий дел (материалов), руководящих разъяснений Пленума Верховного Суда Российской Федерации и рекомендаций, даваемых Военной коллегией Верховного Суда Российской Федерации и окружным военным судом в обзорах судебной практики, а порой невнимательностью и поспешностью при рассмотрении уголовных дел (материалов).

Приведенные ниже примеры дают представление о характере судебных ошибок, допущенных судьями при рассмотрении уголовных дел (материалов) в первом полугодии 2011 года, и их причинах.

ОШИБКИ, СВЯЗАННЫЕ С НЕСООТВЕТСТВИЕМ ВЫВОДОВ СУДА, ИЗЛОЖЕННЫХ В СУДЕБНЫХ РЕШЕНИЯХ, ФАКТИЧЕСКИМ ОБСТОЯТЕЛЬСТВАМ ДЕЛА

Разбой может быть признан совершенным с причинением тяжкого вреда здоровью потерпевшего в том случае, когда виновное лицо участвует в причинении такого вреда или способствует этому в процессе завладения имуществом.

По приговору Ярославского гарнизонного военного суда Самусь и Ловышев признаны виновными в разбойном нападении, совершенном по предварительному сговору группой лиц и повлекшем причинение тяжкого вреда здоровью, а также в умышленном причинении тяжкого вреда, повлекшем по неосторожности смерть потерпевшего.

Как следует из приговора, в ходе совместного распития спиртного Самусь и Ловышев договорились напасть на гражданина Завадского и похитить у него мобильный телефон.

Действуя согласно достигнутой договоренности, Ловышев отвлек Завадского разговором, а Самусь, зайдя к Завадскому со спины, нанес ему найденной здесь же деревянной доской один удар по спине и один удар по голове, от чего Завадский упал на спину, ударившись головой об асфальт.

Забрав у находящегося без сознания Завадского мобильный телефон, осужденные скрылись с места происшествия.

В результате примененного физического насилия Завадскому была причинена закрытая черепно-мозговая травма, повлекшая тяжкий вред здоровью по признаку опасности для жизни, от которой потерпевший скончался в больнице.

По смыслу закона разбой может быть признан совершенным с причинением тяжкого вреда здоровью потерпевшего в том случае, когда виновное лицо участвует в причинении такого вреда или способствует этому в процессе завладения имуществом.

Однако по делу установлено, что тяжкий вред здоровью был причинен Завадскому от нанесенного ему Самусем удара деревянной доской по голове и последующего удара головой об асфальт в результате падения с высоты собственного роста. При этом никаких действий, направленных на причинение тяжкого вреда здоровью Завадскому Ловышевым совершено не было и содействия Самусю при причинении такого вреда потерпевшему, он не оказывал.

При таких обстоятельствах суд кассационной инстанции посчитал, что данных, свидетельствующих о том, что умыслом Ловышева охватывалось причинение тяжкого вреда здоровью потерпевшего Завадского в ходе разбойного нападения, судом первой инстанции не установлено и в приговоре не приведено, в связи с чем действия Ловышева переквалифицировал на ч. 2 ст. 162 УК РФ (в ред. Федерального закона от 07.03.2011 № 26-ФЗ), как разбой, совершенный группой лиц по предварительному сговору, с применением предмета, используемого в качестве оружия, а уголовное преследование по обвинению Ловышева в совершении преступления, предусмотренного ч. 4 ст. 111 УК РФ, прекратил по основанию, предусмотренному п. 1 ч. 1 ст. 27 УПК РФ, то есть за непричастностью к совершению преступления.

* * *

Лицо, впервые совершившее преступление небольшой или средней тяжести, может быть освобождено от уголовной ответственности, если после совершения преступления способствовало раскрытию и расследованию преступления, возместило причиненный ущерб или иным образом загладило вред, и вследствие деятельного раскаяния перестало быть общественно опасным.

По приговору Тверского гарнизонного военного суда Стынгу был признан виновным в хищении чужого имущества путем обмана, то есть в совершении преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 159 УК РФ.

Стынгу, проживающий в общежитии войсковой части, из корыстных побуждений изготовил фиктивный договор найма жилого помещения, указав в нем заведомо ложные сведения о найме им квартиры у гражданки М. за 8000 руб. в месяц, который вместе с соответствующим рапортом подал командиру воинской части. На основании этих документов Стынгу была выплачена денежная компенсация за найм жилого помещения за четыре месяца в размере 3600 руб. в месяц, а всего в сумме 14400 руб.

Совершенные Стынгу противоправные действия, выразившиеся в хищении путем обмана денежных средств, органами предварительного следствия и судом были обоснованно квалифицированы по ч. 1 ст. 159 УК РФ.

Как усматривалось из материалов, уголовное дело в отношении Стынгу было возбуждено 20 сентября 2011 г. по результатам прокурорской проверки в порядке ст. 144 УПК РФ на основании акта ревизии финансово-хозяйственной деятельности войсковой части. При этом, в ходе ревизии 23 июня 2011 г. Стынгу возвратил незаконно перечисленные ему на банковский счет денежные средства.

Таким образом, уголовное дело возбуждено в тот период, когда похищенные Стынгу денежные средства были возвращены, то есть спустя почти три месяца после устранения негативных последствий совершенного преступления.

В силу ст. 28 УПК РФ суд вправе прекратить уголовное преследование в отношении обвиняемого в совершении преступления небольшой или средней тяжести в случаях, предусмотренных ч. 1 ст. 75 УК РФ.

В соответствии с указанной нормой закона лицо, впервые совершившее преступление небольшой или средней тяжести, может быть освобождено от уголовной ответственности, если после совершения преступления способствовало раскрытию и расследованию преступления, возместило причиненный ущерб или иным образом загладило вред и вследствие деятельного раскаяния перестало быть общественно опасным.

Из материалов дела усматривается, что Стынгу способствовал раскрытию преступления, а также добровольно возместил причиненный ущерб.

Учитывая указанные обстоятельства, а также принимая во внимание, что совершенное Стынгу преступление отнесено законом к категории небольшой тяжести, у суда первой инстанции имелись все основания для удовлетворения заявленного подсудимым ходатайства о прекращении уголовного дела.

На основании этого суд кассационной инстанции отменил приговор Тверского гарнизонного военного суда и в соответствии со ст. 28 УПК РФ уголовное преследование в отношении Стынгу прекратил в связи с деятельным раскаянием, освободив его от уголовной ответственности.

НЕПРАВИЛЬНОЕ ПРИМЕНЕНИЕ

УГОЛОВНОГО ЗАКОНА

В случае, когда лицо, имея умысел на сбыт наркотических средств в крупном или особо крупном размере, совершило такие действия в несколько приемов, реализовав лишь часть имеющихся у него указанных средств или веществ, не образующую крупный или особо крупный размер, все содеянное им подлежит квалификации по части 3 статьи 30 УК РФ и соответствующей части статьи 228.1 УК РФ.

Ковчан и Стрыгин по приговору Смоленского гарнизонного военного суда признаны виновными в совершении преступлений, предусмотренных ст. 228.1, ч. 2, п. «а»; ч. 3 ст. 30 и ст. 228.1, ч. 2, п.п. «а» и «б»; ч. 1 ст. 30 и ст. 228.1, ч. 2, п. п. «а» и «б», УК РФ, то есть в сбыте, покушении на сбыт и приготовлении к сбыту наркотического средства, группой лиц по предварительному сговору, при следующих, указанных в приговоре обстоятельствах.

24 марта 2011 года Ковчан, реализуя предварительную договоренность со Стрыгиным на сбыт наркотического средства, приобрел наркотическое средство – марихуану.

25 марта 2011 года Ковчан и Стрыгин сбыли гражданину Ч. высушенную до постоянной массы марихуану в количестве 2 гр. за 300 руб.

В дальнейшем, вечером этого же дня, Ковчан и Стрыгин сбыли сотруднику УФСКН РФ, исполнявшему роль покупателя в ходе оперативно-розыскного мероприятия «проверочная закупка», наркотическое средство – марихуану, высушенную до постоянной массы 15,8 гр., за 2100 руб.

После передачи наркотического средства Ковчан и Стрыгин сели в автомашину и продолжили движение, после чего были задержаны сотрудниками указанной федеральной службы. При осмотре автомашины в ней было обнаружено, принадлежащее Ковчану и Стрыгину наркотическое средство - марихуана, весом 73,85 гр.

Действия осужденных, связанные с приобретением наркотического средства в крупном размере и дальнейшим его сбытом различным покупателям, суд квалифицировал как ряд совершенных ими преступлений, предусмотренных ст. 228.1 УК РФ, часть из которых явились неоконченными, по независящим от них обстоятельствам.

Вместе с тем, судом достоверно установлено, о чем указано в приговоре, что умысел Ковчана и Стрыгина был изначально направлен на сбыт наркотического средства, приобретенного ими ранее в другом населенном пункте, именно с этой целью.

Согласно разъяснениям, содержащимся в Постановлении Пленума Верховного Суда РФ от 15 июня 2006 года № 14 (ред. от 23.12.2010) "О судебной практике по делам о преступлениях, связанных с наркотическими средствами, психотропными, сильнодействующими и ядовитыми веществами", в случае, когда лицо, имея умысел на сбыт наркотических средств в крупном или особо крупном размере, совершило такие действия в несколько приемов, реализовав лишь часть имеющихся у него указанных средств или веществ, не образующую крупный или особо крупный размер, все содеянное им подлежит квалификации по части 3 статьи 30 УК РФ и соответствующей части статьи 228.1 УК РФ.

Таким образом, поскольку сбыт приобретенного Ковчаном и Стрыгиным в крупном размере наркотического средства – марихуаны, не был доведен до конца по независящим от них обстоятельствам, действия Ковчана и Стрыгина в целом должны быть квалифицированы как покушение на сбыт наркотического средства, совершенное группой лиц по предварительному сговору, в крупном размере, в связи с чем судом кассационной инстанции содеянное ими было переквалифицировано на ч. 3 ст. 30 и п.п. «а», «б» ч. 2 ст. 228.1 УК РФ.

* * *

Действия виновных ошибочно квалифицированы судом как открытое хищение чужого имущества, совершенное группой лиц по предварительному сговору с применением насилия, не опасного для жизни или здоровья потерпевшего и покушение на указанное преступление.

Аманьязов и Татаренко, предварительно договорившись завладеть чужим имуществом, с указанной целью применили не опасное для жизни или здоровья насилие к В. При этом Аманьязов сбил В. с ног и совместно с Татаренко нанесли потерпевшему множество ударов ногами по голове, туловищу, рукам и ногам, причинив тому телесные повреждения, не повлекшие вреда здоровью. Насильно перетащив В. на другое место, открыто завладели денежными средствами и другим имуществом потерпевшего, общей стоимостью 1936 рублей, с которыми Татаренко скрылся с места происшествия. Кроме того, они совершили покушение на открытое хищение у В. иного имущества общей стоимостью 1690 рублей, однако не успели завладеть им по независящим от них обстоятельствам в связи с прибытием на место происшествия сотрудников правоохранительных органов и задержанием Аманьязова.

По приговору Ивановского гарнизонного военного суда Аманьязов и Татаренко были признаны виновными в открытом хищении чужого имущества, совершенном группой лиц по предварительному сговору с применением насилия, не опасного для жизни или здоровья, и в покушении на указанное преступление.

При этом судом было установлено, что согласованные действия Аманьязова и Татаренко, выразившиеся в применении насилия к потерпевшему с целью неправомерного завладения имуществом последнего, свидетельствовали о наличии между ними предварительного сговора и об их осведомленности о направленности действий каждого.

Переквалифицируя в судебном заседании деяния подсудимых в части их действий, направленных на хищение у потерпевшего Волкова одежды с оконченного состава преступления, предусмотренного ст.161 УК РФ, на ч.3 ст.30, п.п. «а», «г» ч.2 ст.161 УК РФ, суд первой инстанции исходил из того, что указанным имуществом Аманьязов не смог распорядиться по независящим от него обстоятельствам – прибытием на место происшествия сотрудников полиции. Вместе с тем, судом было достоверно установлено, что умысел Аманьязова и Татаренко был изначально направлен на хищение у В. не только денег и цепочки с подвеской, но и его одежды.

При таких обстоятельствах судебная коллегия окружного военного суда переквалифицировала действия Аманьязова и Татаренко с п.п. «а», «г» ч.2 ст.161 УК РФ и ч.3 ст.30, п.п.«а», «г» ч.2 ст.161 УК РФ на ч.3 ст.30, п.п.«а», «г» ч.2 ст.161 УК РФ, то есть как покушение на открытое хищение этого имущества, совершенное группой лиц по предварительному сговору, с применением насилия, не опасного для жизни или здоровья потерпевшего, поскольку хищение указанного имущества не было доведено до конца по независящим от Аманьязова и Татаренко обстоятельствам.

* * *

Согласно п. «а» ч. 1 ст. 78 УК РФ, п. 3 ч. 1 ст.24 УПК РФ лицо освобождается от уголовной ответственности, а уголовное дело подлежит прекращению, если со дня совершения преступления небольшой тяжести истекло два года.

По приговору Тамбовского гарнизонного военного суда Мурзин признан виновным и привлечен к уголовной ответственности за совершение четырех преступлений, предусмотренных ч. 1 ст. 290 УК РФ и одиннадцати преступлений, предусмотренных ч. 3 ст. 290 УК РФ.

Как следовало из судебного решения, преступления, предусмотренные ч. 1 ст. 290 УК РФ, были совершены Мурзиным 17 ноября 2007 г., 20 февраля, 1 марта и 8 апреля 2008 г.

В соответствии со ст. 15 УК РФ, в редакции Федерального закона от 7 декабря 2011 г. № 420-ФЗ, к преступлениям небольшой тяжести относятся деяния, за совершение которых максимальное наказание не превышает трех лет лишения свободы.

Поскольку санкция ч. 1 ст. 290 УК РФ предусматривает в качестве основного вида наказания лишение свободы на срок до трех лет, то данное преступление относится к категории преступлений небольшой тяжести.

Таким образом, на день постановления приговора срок давности, установленный в отношения преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 290 УК РФ, истек.

На основании изложенного судебная коллегия окружного военного суда состоявшееся по делу судебное решение в части осуждения Мурзина за совершение преступлений, предусмотренных ч. 1 ст. 290 УК РФ, отменила и уголовное дело в этой части прекратила в соответствии с п. 3 ч. 1 ст. 24 УПК РФ, в связи с истечением срока давности уголовного преследования.

ОШИБКИ, СВЯЗАННЫЕ С НЕПРАВИЛЬНЫМ

ПРИМЕНЕНИЕМ ИЛИ НАРУШЕНИЕМ

УГОЛОВНО-ПРОЦЕССУАЛЬНОГО ЗАКОНА

В резолютивной части обвинительного приговора должны быть указаны фамилия, имя и отчество осужденного, в отношении которого расследовано дело.

Тульским гарнизонным военным судом был осужден старший лейтенант Якунин И. Ю. за совершение преступления, предусмотренного п. «а» ч. 3 ст. 286 УК РФ.

Согласно материалам дела уголовное дело рассматривалось в отношении Якунина Ильи Юрьевича. Однако, как усматривается из резолютивной части приговора, суд указал в приговоре о совершении преступления Якуниным Игорем Юрьевичем, то есть лицом, в отношении которого уголовное судопроизводство не возбуждалось и не проводилось, что является безусловным основанием для отмены приговора.

В связи с нарушением уголовно-процессуального закона приговор отменен, а дело направлено на новое судебное разбирательство.

* * *

Суд необоснованно избрал осужденному к лишению свободы с отбыванием в колонии-поселении меру пресечения в виде заключения под стражу.

Смоленским гарнизонным военным судом Сержантов осужден по ч. 1 ст. 228 УК РФ к лишению свободы на срок один год и десять месяцев с отбыванием наказания в колонии-поселении, при этом суд изменил осужденному меру пресечения с подписки о невыезде и надлежащем поведении на заключение под стражу и взял Сержантова под стражу в зале суда.

Согласно п. 11 ч.1 ст. 308 УПК РФ и ст.75.1 УИК РФ при назначении осужденному наказания в виде лишения свободы с отбыванием в колонии-поселении, в резолютивной части приговора указывается решение суда о порядке следования осужденного к месту отбывания наказания - в колонию-поселение, которое должно быть мотивировано.

Статьей 75.1 УИК РФ установлено, что осужденный следует в колонию-поселение за счет государства самостоятельно.

Суд кассационной инстанции, исследовав материалы уголовного дела, пришел к выводу, что оснований для изменения Сержантову меры пресечения с подписки о невыезде и надлежащем поведении на заключение под стражу, исходя из положений ст.75.1 УИК РФ, у суда первой инстанции не имелось, а потому измененная судом мера пресечения в отношении осужденного подлежала отмене. В связи с этим судебная коллегия приговор в данной части изменила, меру пресечения в виде заключения под стражу Сержантову отменила, освободила его из-под стражи, разъяснив порядок исполнения назначенного наказания.

* * *

Утверждение обвинительного заключения неправомочным прокурором является существенным нарушением уголовно-процессуального закона, влекущим отмену приговора и возвращение уголовного дела прокурору.

Брянским гарнизонным военным судом Прозоров признан виновным по ч. 3 ст. 30, ч. 3 ст.291 УК РФ, то есть в покушении на дачу взятки в размере 3000 долларов США должностному лицу за совершение заведомо незаконных действий, связанных с возвратом незаконно перемещенного через государственную границу РФ груза, задержанного сотрудниками пограничного органа, незаконному владельцу.

Судебная коллегия окружного военного суда, проверив материалы дела и обсудив доводы, изложенные в кассационном представлении и кассационных жалобах, отменила приговор суда, а уголовное дело направила прокурору для устранения нарушений уголовно-процессуального закона, допущенных на стадиях, предшествующих судебному производству, по следующим основаниям.

Согласно материалам уголовного дела обвинительное заключение в отношении Прозорова, составленное следователем 5 декабря 2011 года, было утверждено заместителем военного прокурора Брянского гарнизона 12 декабря 2011 года.

При изучении дела судья гарнизонного военного суда не обратила внимания на то, что Федеральным законом РФ от 21 ноября 2011 года № 329-ФЗ "О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации в связи с совершенствованием государственного управления в области противодействия коррупции" в п. 1 ч. 3 ст. 31 УПК РФ были внесены изменения, вступившие в законную силу с 3 декабря 2011 года, согласно которым дела о преступлениях, предусмотренных ч. 3 ст. 291 УК РФ и совершенных военнослужащими, подсудны окружному военному суду.

Таким образом, с учетом того обстоятельства, что с 3 декабря 2011 года уголовное дело по обвинению Прозорова в совершении преступления, предусмотренного ч. 3 ст. 30, ч. 3 ст. 291 УК РФ, стало относиться к подсудности окружного военного суда, то в соответствии с ч. 1 ст. 221 УПК РФ обвинительное заключение в отношении Прозорова должно было быть утверждено вышестоящим прокурором – прокурором Западного военного округа.

Согласно разъяснениям Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 23 декабря 2008 года № 28 (в ред. от 09.02.2012 г.) "О применении норм Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации, регулирующих производство в судах апелляционной и кассационной инстанций", по итогам рассмотрения уголовного дела в кассационном порядке суд второй инстанции вправе возвратить дело прокурору в целях устранения нарушений уголовно-процессуального закона, исключающих возможность постановления законного, обоснованного и справедливого приговора, если это не связано с восполнением неполноты дознания или предварительного следствия.

Поскольку было достоверно установлено, что по данному уголовному делу на стадии предварительного следствия было допущено нарушение уголовно-процессуального закона, исключающее возможность постановления законного, обоснованного и справедливого приговора в отношении Прозорова, судебная коллегия приговор отменила, а уголовное дело возвратила прокурору для устранения этого нарушения.

В резолютивной части постановления о применении меры пресечения в виде заключения под стражу в отношении подозреваемого, обвиняемого либо о продлении срока содержания под стражей этих лиц необходимо указывать, до какой даты и на какой срок принято соответствующее решение.

29 февраля 2012 года следователем ВСО по Солнечногорскому гарнизону было возбуждено уголовное дело в отношении Васютенко по признакам преступления, предусмотренного п. «а» ч. 3 ст. 286 УК РФ.

2 апреля 2012 года Васютенко предъявлено обвинение в совершении указанного выше преступления и в тот же день следователь, с согласия руководителя ВСО СК РФ по Солнечногорскому гарнизону, возбудил перед судом ходатайство об избрании Васютенко меры пресечения в виде заключения под стражу, не указав в нем дату и срок, на который он просит ее избрать.

Постановлением судьи Солнечногорского гарнизонного военного суда ходатайство следователя удовлетворено, где также не был определен срок избрания меры пресечения в отношении обвиняемого.

Кроме того, в постановлении судьи не указаны конкретные фактические обстоятельства, на основании которых судья сделал вывод о том, что Васютенко, находясь на свободе, может скрыться, воздействовать на свидетелей или иным образом воспрепятствовать производству по делу.

При таких обстоятельствах, рассматривая в кассационном порядке материалы судебной проверки, судебная коллегия окружного военного суда пришла к выводу, что постановление суда об избрании в отношении Васютенко меры пресечения в виде заключения под стражу является незаконным и необоснованным и отменила его.

Напротив, судья этого же суда, рассматривая ходатайство следователя об избрании меры пресечения в виде заключения под стражу в отношении Рожнова, подозреваемого в совершении преступления, предусмотренного п. «в» ч. 2 ст. 334 УК РФ, обоснованно отказал в его удовлетворении по следующим основаниям.

В соответствии с п. 3 Постановления Пленума Верховного Суда РФ №22 от 29 октября 2009 года «О практике применения судами мер пресечения в виде заключения под стражу, залога и домашнего ареста» при решении вопроса о применении в качестве меры пресечения заключения под стражу необходимо учитывать основания, указанные в статье 97 УПК РФ, а именно: данные о том, что подозреваемый, обвиняемый может скрыться от органов дознания, предварительного следствия или суда, продолжать заниматься преступной деятельностью, угрожать свидетелю, иным участникам уголовного судопроизводства, уничтожить доказательства либо иным путем воспрепятствовать производству по уголовному делу. Указанные обстоятельства должны быть реальными, обоснованными, то есть подтверждаться достоверными сведениями.

В представленных же органами предварительного расследования материалах, указывалось в постановлении судьи, отсутствуют фактические данные о том, что Рожнов может скрыться от уголовного преследования, продолжить заниматься преступной деятельностью, либо воспрепятствовать предварительному расследованию по делу. Сама лишь тяжесть подозрения в совершении преступления не может являться основанием для применения меры пресечения в виде заключения под стражу.

Кроме того, из представленных материалов следовало, что после содеянного Рожнов не пытался скрыться от уголовного преследования, добровольно выдал орудие преступления, по обстоятельствам содеянного дал признательные показания, по военной службе характеризовался положительно, к уголовной ответственности привлекается впервые и ранее ни в чем предосудительном замечен не был.

Рассмотрев материалы судебной проверки по кассационному представлению прокурора, судебная коллегия согласилась с выводами судьи гарнизонного военного суда и оставила постановление без изменения.

* * *

В случае, когда обвиняемые, их защитники заявили ходатайства о проведении предварительного слушания по различным основаниям, такие ходатайства подлежат рассмотрению и по ним должно быть принято процессуальное решение в соответствии со ст. 229 УПК РФ.

25 января 2012 года судьей Одинцовского гарнизонного военного суда вынесено постановление о назначении судебного заседания без проведения предварительного слушания по уголовному делу в отношении Герасимова, Стоцкого, Обидина, Кривякова, Хоменко, которое было обжаловано в кассационном порядке подсудимыми Герасимовым, Стоцким и защитником-адвокатом Васильевым.

При рассмотрении представленных материалов уголовного дела в кассационном порядке судебная коллегия окружного военного суда установила, что судья Одинцовского гарнизонного военного суда, рассматривая 25 января 2012 года ходатайство обвиняемого Герасимова о проведении предварительного слушания по делу, в нарушение требований ст. 229 УПК РФ, при наличии в деле ходатайств защитников-адвокатов Васильева, Пляскевич и обвиняемого Стоцкого о проведении предварительного слушания по иным основаниям, заявленных Герасимовым, оставил их без рассмотрения, назначил дело к слушанию в общем порядке, чем грубо нарушил права остальных участников процесса.

Таким образом, судья Одинцовского гарнизонного военного суда допустил существенное нарушение уголовно-процессуального закона, что могло повлиять на постановление законного, обоснованного и справедливого приговора. В связи с этим постановление отменено, а уголовное дело направлено на новое разбирательство со стадии назначения судьей дела к рассмотрению.

* * *

Суд постановляет обвинительный приговор без проведения

судебного разбирательства только в том случае, если придет

к выводу, что обвинение, с которым согласился подсудимый,

обоснованно и подтверждается доказательствами, собранными

по уголовному делу.

По приговору Курского гарнизонного военного суда рядовой контрактной службы Утеев признан виновным в двух эпизодах неявки в срок без уважительных причин на службу продолжительностью свыше одного месяца при следующих обстоятельствах.

20 октября 2006 года Утеев с целью временно уклониться от военной службы не явился в срок без уважительных причин на службу и убыл в Белгородскую область по месту жительства, где проводил время по своему усмотрению.

29 сентября 2009 года Утеев был задержан сотрудниками милиции и доставлен в районный военный комиссариат. В тот же день военным комиссаром ему было выдано предписание о прибытии 2 октября 2009 года в военный следственный отдел по Воронежскому гарнизону. Однако желая вновь временно уклониться от прохождения военной службы, Утеев в следственный отдел в срок не прибыл и уехал в г. Москву, где стал проводить время по своему усмотрению.

1 февраля 2012 года он прибыл в 56 военный следственный отдел и заявил о себе.

Согласившись с предъявленным обвинением, Утеев заявил ходатайство о постановлении приговора без проведения судебного разбирательства, которое судом было удовлетворено и приговор постановлен в порядке, предусмотренном главой 40 УПК РФ.

Вместе с тем, в соответствии с положениями ч. 7 ст. 316 УПК РФ судья постановляет обвинительный приговор без проведения судебного разбирательства только в том случае, если придет к выводу о том, что обвинение, с которым согласился подсудимый, обоснованно и подтверждается доказательствами, собранными по делу.

Однако суд первой инстанции при принятии решения об удовлетворении ходатайства Утеева о постановлении приговора без проведения судебного разбирательства оставил без внимания тот факт, что первый контракт о прохождении военной службы Утеев, призванный на военную службу 26 мая 2004 года, заключил 28 апреля 2005 года на срок три года, с учетом продолжительности прохождения им службы по призыву, то есть до 26 мая 2007 года. При этом в периоды уклонения от прохождения военной службы, в том числе и после окончания срока контракта о прохождении военной службы, Утеев к командованию и в органы государственного управления не обращался и вопрос о заключении нового контракта не ставил.

Поскольку при таких обстоятельствах возникали сомнения относительно правильности квалификации инкриминируемых Утееву деяний, суд первой инстанции не вправе был удовлетворять заявленное им ходатайство и постановлять приговор без проведения судебного разбирательства.

В связи с допущенными нарушениями уголовно-процессуального закона приговор в кассационном порядке отменен, а уголовное дело направлено на новое судебное разбирательство.

Похожая ошибка была допущена Ярославским гарнизонным военным судом по делу Соловьева А. В.

Последний признан виновным в том, что 22 июня 2006 г. он, являясь военнослужащим по контракту, с целью временно уклониться от прохождения военной службы, не явился без уважительных причин на службу в воинскую часть, дислоцированную в г.Екатеринбурге, и убыл к месту своего жительства до призыва в г.Рыбинск Ярославской обл., где проводил время по своему усмотрению до добровольной явки в военный комиссариат 18 августа 2011 года.

Уголовное дело в связи с заявленным Соловьевым ходатайством было рассмотрено судом в особом порядке, предусмотренном главой 40 УПК РФ.

Между тем из материалов уголовного дела усматривалось, что в ходе предварительного расследования Соловьев неоднократно давал показания о том, что в августе 2010 года он вместе с матерью прибывал в военную прокуратуру Ярославского гарнизона, обращаясь к сотруднику прокуратуры Василькову Юрию Николаевичу. Васильков, связавшись с сотрудниками военной прокуратуры г. Екатеринбурга, сообщил что его, Соловьева, не разыскивают и он может находиться дома и ожидать его звонка.

Эти показания Словьева подтвердила его мать, которая также сообщила, что она с сыном, кроме того, обращалась и в Рыбинский военкомат.

Проверяя данные заявления, следователь ограничился ответами на запросы в военкомат и в военную прокуратуру Ярославского гарнизона, согласно которым Соловьев в период с 2006 по 2011 год в указанные учреждения не обращался.

В то же время, учитывая, что Соловьев в своих показаниях указал на конкретного работника военной прокуратуры, к которому он обращался и заявил о себе, направление следователем одних лишь запросов является явно недостаточным для проверки заявлений Соловьева и его матери об обращении в орган военного управления и прокуратуру.

Суд, рассмотрев данное уголовное дело без проведения судебного разбирательства, был лишен возможности проверить и дать оценку указанным доводам Соловьева и его матери. В то же время это могло повлиять на установление фактических обстоятельств совершенного Соловьевым преступления, объем предъявленного обвинения и назначение наказания.

При таких данных судебная коллегия пришла к выводу о необходимости рассмотрения уголовного дела в общем порядке, с проведением судебного следствия, проверкой представленных доказательств и доводов сторон, в связи с чем приговор в отношении Соловьева был отменен, а дело направлено на новое рассмотрение.

* * *

Согласно п. 4 ч. 1 ст. 237 УПК РФ судья по ходатайству стороны или по собственной инициативе возвращает уголовное дело прокурору для устранения препятствий его рассмотрения судом в случае, если имеются предусмотренные ст. 153 УПК РФ основания для соединения уголовных дел.

По результатам предварительного слушания на основании п. 4 ч. 1 ст. 237 УПК РФ судьей Солнечногорского гарнизонного военного суда было возвращено прокурору уголовное дело в отношении Глазунова, обвиняемого в совершении преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 335 УК РФ, для соединения с уголовным делом в отношении Глазунова, Толстенко и Пташника, обвиняемых в совершении преступления, предусмотренного п.п. «б», «в» ч. 2 ст. 335 УК РФ, также находящемся в производстве Солнечногорского гарнизонного военного суда.

Рассмотрев материалы уголовного дела и обсудив доводы, изложенные в кассационном представлении, судебная коллегия окружного военного суда посчитала необходимым постановление судьи о возвращении уголовного дела прокурору отменить по следующим основаниям.

Согласно п. 4 ч. 1 ст. 237 УПК РФ судья по ходатайству стороны или по собственной инициативе возвращает уголовное дело прокурору для устранения препятствий его рассмотрения судом в случае, если имеются предусмотренные ст. 153 УПК РФ основания для соединения уголовных дел.

Таким образом, законодатель предусмотрел единственный критерий, при наличии которого дело возвращается прокурору, - наличие препятствий для рассмотрения уголовного дела, которые возникли по вине следственных органов при расследовании уголовного дела.

Таких препятствий для рассмотрения судом уголовного дела судья в постановлении о возвращении дела прокурору фактически не указал.

Кроме того, суд кассационной инстанции отметил, что наличие другого уголовного дела, находящегося в производстве Солнечногорского гарнизонного военного суда, не является препятствием для рассмотрения уголовного дела по обвинению Глазунова в совершении преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 335 УК РФ, поскольку данные уголовные дела никак не связаны между собой: преступления совершены в разное время, потерпевшими по делам признаны разные военнослужащие, в новом уголовном деле помимо Глазунова в совершении преступления обвиняются еще два лица.

Следовательно, раздельное рассмотрение этих дел не может отразиться на всесторонности судебного следствия и привести к установлению взаимоисключающих обстоятельств.

В связи с этим суд кассационной инстанции не усмотрел достаточных оснований, влекущих необходимость соединения уголовных дел, находящихся в производстве суда.

ОШИБКИ, СВЯЗАННЫЕ С

НАЗНАЧЕНИЕМ НАКАЗАНИЯ

Практика назначения наказаний виновным лицам в первом полугодии 2012 года по сравнению с аналогичным периодом 2011 года практически не изменилась, в целом являлась правильной и характеризуется следующими показателями: к лишению свободы осуждено 84 человека или 18% от общего числа осужденных в полугодии, к направлению в дисциплинарную воинскую часть – 46 человек (10%), к условной мере наказания – 178 человек (39%), к штрафу – 140 человек (31%), к иным мерам наказания – 11 человек (2%).

Между тем, как и в прошлом полугодии значительное количество допущенных судами ошибок при рассмотрении уголовных дел были связаны именно с назначением виновным видов и размеров наказаний.

В случае, если в санкции уголовного закона наряду с лишением свободы предусмотрены другие виды наказания, решение суда о назначении лишения свободы должно быть мотивировано.

По приговору Ярославского гарнизонного военного суда Кощеев осужден за совершение преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 222 УК РФ, к лишению свободы на 1 год, с применением ст. 73 УК РФ условно, с испытательным сроком 1 год.

В середине января 2010 года Кощеев, находясь на стрельбище войсковой части, незаконно присвоил найденные три патрона к автомату Калашникова. В дальнейшем Кощеев привез найденные патроны к месту своего жительства, где хранил их до 7 октября 2011 года. В указанный день патроны были обнаружены сотрудниками полиции в ходе обыска, проводившегося по месту жительства Кощеева, и изъяты из незаконного оборота.

В соответствии с требованиями ч. 3 ст. 60 УК РФ при назначении наказания учитываются характер и степень общественной опасности преступления и личность виновного, в том числе обстоятельства, смягчающие и отягчающие наказание, а также влияние назначенного наказания на исправление осужденного и на условия жизни его семьи.

В соответствии с разъяснениями Постановления Пленума ВС РФ от 11 января 2007 года № 2 "О практике назначения судами Российской Федерации уголовного наказания" в случае, если в санкции уголовного закона наряду с лишением свободы предусмотрены другие виды наказания, решение суда о назначении лишения свободы должно быть мотивировано в приговоре.

Вопреки этому, Ярославский гарнизонный военный суд в приговоре не мотивировал назначение Кощееву наказание в виде лишения свободы, хотя и с применением ст. 73 УК РФ.

При таких обстоятельствах, учитывая, что Кощеев в содеянном чистосердечно раскаялся, командованием воинской части характеризовался положительно, ранее ни в чем предосудительном замечен не был, а иные виды наказания, предусмотренные санкцией ч. 1 ст. 222 УК РФ, к нему, как военнослужащему срочной службы, не могли быть применены, судебная коллегия приговор изменила, и назначила осужденному наказание с применением ст. 64 УК РФ - штраф.

* * *

Назначая подсудимому наказание в виде лишения свободы, с применением ст. 64 УК РФ, суду необходимо в полной мере оценивать совокупность исключительных обстоятельств, с приведением мотивов в приговоре.

По приговору Владимирского гарнизонного военного суда Акульшин признан виновным в том, что он, находясь в краткосрочном отпуске, незаконно приобрел у неустановленного лица в городе Москве наркотическое средство - смесь, содержащую в своем составе наркотическое средство в особо крупном размере, которое незаконно перевез из Москвы в город Муром, а затем хранил среди личных вещей в кладовой роты.

В последствии на территории войсковой части Акульшин сбыл часть приобретенного наркотического средства в особо крупном размере Ш., действующему в рамках оперативно-розыскного мероприятия «контрольная -закупка», который добровольно выдал его сотрудникам УФСКН РФ, вследствие чего наркотическое средство было изъято из незаконного оборота, а преступление не было доведено Акульшиным до конца по независящим от него обстоятельствам.

По совокупности преступлений, предусмотренных ч. 2 ст. 228 и ч. 3 ст. 30, п. «г» ч. 3 ст. 228.1 УК РФ, Акульшин осужден с применением ст. 73 УК РФ к лишению свободы сроком на 5 лет условно с испытательным сроком 5 лет.

При рассмотрении уголовного дела в кассационном порядке судебной коллегией окружного военного суда было установлено, что выводы суда первой инстанции о личности Акульшина не соответствуют фактическим обстоятельствам дела, установленным в суде, а назначенное ему наказание с применением ст. 73 УК РФ является чрезмерно мягким.

Как указано в приговоре, заявление подсудимого о том, что он, якобы, добровольно выдал хранящееся в кладовой наркотическое средство, суд счел надуманным, поскольку подсудимый сообщил об этом при задержании и после проведения личного досмотра по обнаружению и изъятию указанных средств. Одновременно с этим в качестве обстоятельств, смягчающих наказание подсудимого, суд учел, что Акульшин раскаялся в содеянном, активно способствовал раскрытию и расследованию преступления, а именно после задержания сообщил точное место хранения наркотического средства, впоследствии изъятого, и учел отсутствие каких-либо тяжких последствий.

Более того, согласно приговору заявление подсудимого о том, что он якобы добровольно выдал хранящееся в кладовой наркотическое средство, суд счел надуманным и отверг, и в то же время это же заявление о месте хранения наркотического средства учел в качестве обстоятельства, смягчающего наказание, расценив как активное способствование раскрытию и расследованию преступления.

Кроме того, в ходе предварительного следствия Акульшин давал противоречивые показания об обстоятельствах совершенных им преступлений, что не свидетельствует о его активном способствовании расследованию преступления.

При таких данных суд кассационной инстанции пришел к выводу о необоснованности назначения Акульшину за совершение особо тяжкого преступления наказания с применением ст. 73 УК РФ, в связи с чем по кассационному представлению военного прокурора приговор был отменен, а уголовное дело направлено на новое судебное разбирательство.

При новом рассмотрении уголовного дела Акульшин осужден за содеянное к 3 года 6 месяцам лишения свободы в исправительной колонии строгого режима.

* * *

При назначении наказания по статьям уголовного закона, предусматривающим возможность применения дополнительного наказания по усмотрению суда, в приговоре должны быть указаны основания его применения с приведением соответствующих мотивов.

По приговору Ярославского гарнизонного военного суда Богомолов осужден по ч. 1 ст. 264 УК РФ к лишению свободы сроком на один год с лишением права управлять транспортными средствами сроком на один год.

В соответствии с п. 39 постановления Пленума Верховного Суда РФ от 11 января 2007 года № 2 «О практике назначения судами Российской Федерации уголовного наказания», при назначении наказания по статьям уголовного закона, предусматривающим возможность применения дополнительного наказания по усмотрению суда, в приговоре должны быть указаны основания его применения с приведением соответствующих мотивов.

В нарушение требований вышеназванного постановления суд первой инстанции, назначая Богомолову дополнительное наказание в виде лишения его права управлять транспортными средствами, мотивы назначения этого дополнительного наказания в описательно-мотивировочной части приговора не привел.

При таких данных судебная коллегия окружного военного суда в кассационном порядке приговор изменила, исключив из резолютивной части судебного решения указание о назначении Богомолову дополнительного наказания.

В целях совершенствования судебной деятельности

П Р Е Д Л А Г А Ю:

Настоящий обзор изучить с судьями на оперативных совещаниях, проанализировать причины приведенных и других, имеющихся в судебной работе, ошибок.

Принять дополнительные меры к улучшению качества рассмотрения уголовных дел и материалов.




Председатель суда Ю. А. Калиниченко

опубликовано 29.08.2012 11:25 (МСК), изменено 14.11.2012 11:54 (МСК)